Николай Григорьевич Лященко — Советский генерал, офицер, патриот

nikolaj grigorevich ljashhenko sovetskij general oficer patriot 1 768x432 - Николай Григорьевич Лященко - Советский генерал, офицер, патриот

О Николае Григорьевиче Лященко написано очень много. Сегодня, в век Интернета, стоит только набрать его имя, нажать клавишу и на мониторе появятся десятки исследований, интервью и воспоминаний, посвященных жизни этого прекрасного человека. Тем не менее, человеческой памяти в отличие от электронной свойственно хранить гораздо больше информации и щедро делится ею, дабы образ и деяния замечательных людей оставались всегда с нами.

Дети сослуживцев с юного возраста помнят этого большого и доброго генерала. Запахи кожаных портупей, хромовых сапог и ремней на больших чемоданах – атрибутах кочевой жизни семьи военного. А подчиненные – впервые в жизни приобретали гражданские костюмы, габардиновые пальто и шляпы. Пройдя всю войну, закончив академии, военные обзаводились штатской одеждой. А причиной тому был командир корпуса генерал Н.Г.Лященко. Это он обязал своих заместителей и офицеров управления корпуса в выходные дни «выходить в свет» — посещать культурные мероприятия, выезжать на загородный отдых, ходить друг к другу в гости.

В семейных архивах сослуживцев сохранились фотографии второй половины 50-х годов (уже, к сожалению, прошлого века), на которых изображены радостные лица офицеров и их жен, проводивших свой отдых в прекрасной компании со своим командиром. Что же касается службы, то здесь Николай Григорьевич был предельно требователен и безукоризнен. Не терпел подхалимства и ханжества. Редко с каким командиром было так легко работать. Достаточно сказать, что Лященко не решал ни одного вопроса и не отдавал ни одного указания без совета со своим начштабом.

nikolaj grigorevich ljashhenko sovetskij general oficer patriot 300x202 - Николай Григорьевич Лященко - Советский генерал, офицер, патриот

Перед самым отъездом комкора на новое место службы – первым заместителем командующего войсками ТуркВО, произошли беспорядки в Грозном. Николай Григорьевич не выезжал непосредственно на место событий. Но в действиях войск корпуса в то непростое время чувствовалась его выучка.

Возвратившись из ссылки чеченцы и ингуши стали выселять из своих прежних домов русские семьи. Повсеместно возникали стычки, Кульминацией событий стало убийство четырех русских рабочих нефтеперерабатывающего завода. Их похороны вылились в мощную демонстрацию перед зданием обкома партии.

Первых лиц в городе не оказалось, а их заместители отказались вести диалог с митингующими. Напряжение нарастало, экстремистские и уголовные элементы спровоцировали народ на захват зданий. Милиция разбежалась. В городе начался беспредел: партийных и советских работников избивали И бросали в реку Сунжу, поджигали дома, грабили магазины. Возникла реальная угроза захвата почты, телеграфа, тюрьмы, госбанка, железнодорожного вокзала и радиовещательной станции.

Командование корпуса приказало перевести войска на казарменное положение, семьям закрыться в своих квартирах и не вмешиваться в про-исходящие события. Каждый час докладывалась обстановка. Понятно было, что войска могут быть применены только в случае соответствующего решения правительства. Только к вечеру этого напряженного дня из Москвы поступила команда. При этом указывалось, что огонь может открываться в исключительных случаях. Грозненский гарнизон под командованием полковника Левченко получил приказ оборонять тюрьму, радио, почту и банк. Экстремисты действовали группами по 200-300 человек. Им удалось захватить железнодорожный вокзал и прервать движение поездов.

К утру следующего дня колонна войск из Орджоникидзе, включающая в себя части двух дивизий, а также пограничного и автомобильного училищ, прибыла в Грозный. Войскам была поставлена задача, с четырех сторон войты на центральную площадь, рассечь и вытеснить митингующих там людей, численность которых составляла 5-6 тысяч человек. Солдаты и курсанты оборонялись прикладами, саперными лопатками, хотя против них применялись металлические прутья, палки, камни. Из толпы раздавались отдельные выстрелы.
К вечеру второго дня все важные объекты города были взяты под контроль армии. На пятый день напряженность стихла, войска убыли обратно в Орджоникидзе. Оружие не применялось, жертв не было. Около 150 человек получили незначительные ранения и травмы. Вполне понятно, что все это можно было предотвратить политическим путем, не втягивая в эти события армию, которая, к счастью, тогда выполнила свою миссию бескровно и в высшей степени организованно, чему не в малой степени способствовало командование корпусом генералом Н.Г. Лященко.

nikolaj grigorevich ljashhenko sovetskij general oficer patriot 2 300x225 - Николай Григорьевич Лященко - Советский генерал, офицер, патриот

На долю этого поколения выпало и такое тяжелое бремя, как повальное сокращение армии. Можно только себе представить, каким командиром и человеком надо было быть, чтобы, выдержав эти тяжелые годы, остаться таким же преданным делу профессионалом, каким был Н.Г. Лященко и подобные ему военачальники.

Речь идет о сокращении Советской Армии во времена Никиты Хрущева. Ядерное оружие в этот период было абсолютизировано, что инициировало решения, нарушившие сбалансированное развитие военной техники и боевого оружия, видов Вооруженных Сил и родов войск. Так, была недооценена артиллерия, отдельные виды авиации и Военно-Морского Флота из-за чего было уничтожено немало уже существовавшей военной техники. Небезукоризненно решалась проблема соотношения обороны и наступления и некоторые другие проблемы военного дела как в теории, так и на практике. И в СССР, и в США до Карибского кризиса ядерное оружие расценивалось как решающее средство победы в глобальной войне. После 1962 г. стало ясно, что оно может выполнять лишь роль сдерживания агрессии.

Врагом проводимого в 50-80-х годах реформирования явился субъективизм политического и военного руководства государства, волюнтаристские действия политических руководителей, некомпетентность реформаторов. Военная реформа всегда должна соответствовать историческим требованиям, ее осуществление зависит от состояния страны, ее материальных и духовных возможностей, и, в свою очередь, она может способствовать поступательному развитию общества, но может и навредить ему.
Были трудности и противоречия как объективного, так и субъективного порядка. А ошибки и недостатки, прежде всего, объяснялись действием субъективного фактора. На военной биографии генерала Н.Г. Лященко, как и его сослуживцев, этот период отразился самым непосредственным образом. Пришлось расформировывать боеготовые части из соединения, мыкаться с семьями из одного конца Советского Союза в другой. Ужас, однако, был в другом — на глазах рушились и распадались отличные воинские части, ломалась некогда отлаженная система командования. Приходилось решать буквально все вопросы: передача техники и вооружения, разукомплектование военных городков, ликвидационные комиссии и т.п. Основное же — это живые люди. У большинства офицеров не было гражданской специальности, не было жилья. А ведь это в основной своей массе фронтовики, которые только-только начали нормально жить, обзавелись семьями, честно и добросовестно служили Родине. Слезы на глазах наворачивались, когда по долгу службы надлежало говорить им об их увольнении. И никакие там партийные или советские органы ничего не могли предпринять, руками только разводили. Вся психологическая тяжесть ложилась на командование. Людям вообще уезжать было некуда, а военные городки подлежали передаче. Некоторым оставалось дослужить до пенсии считанные месяцы. Сложно было что-либо объяснять. Всем была понятна демобилизация после окончания войны — надо было отстраивать страну, заниматься народным хозяйством. Но в конце 50-х перед лицом растущей американской угрозы никому это было не понятно.

Азия занимала особое место в судьбе Николая Григорьевича. Казалось, что свыше ему было предначертано провести здесь свои лучшие годы и оставить по себе память. В нынешнем казахском городе Тараз пошел он в школу, в этих же местах дед Лященко был первым председателем ревкома Аулие-Ата. На Урюктинском конном заводе в Караколе прошли молодые годы будущего генерала, здесь же записался он добровольцем в Красную Армию, чтобы участвовать в защите КВЖД в разгоревшемся тогда конфликте с китайцами. Курсантом Ташкентского военного училища принял Лященко боевое крещение в разгроме басмачей под руководством прославленных красных командиров Н. Веревкина-Рохальского, Г. Соколова, З. Трофимова, ставших впоследствии известными советскими генералами.

Мало кто знает, что ради службы в Средней Азии отказался Николай Григорьевич и от поста командующего войсками Киевского военного округа, и от должности начальника Главного управления кадров. Москвичам трудно было понять, как это почти 20 лет жизни можно было отдать горам, пустыням, степям, бесконечным учениям, проверкам и обустройству войск. А еще – создать с нуля целый военный округ, обеспечить прикрытие колоссальной по протяженности границы и, главное, предотвратить военный конфликт с Китаем. Сейчас почему-то, с подачи политиков, считается политически некорректным вспоминать вооруженные провокации китайцев против СССР. А ведь были наглые вторжения на нашу территорию, боевые действия и гибель советских воинов. Если когда-нибудь исследователям удастся проникнуть в военные архивы Китая, то, вероятно, можно будет узнать, каким именем окрестили тогдашние китайские военные советского командующего-великана, в полный рост в генеральской форме появляющегося в самые критические моменты перед боевыми порядками наших войск. Был даже курьезный момент, по воспоминаниям ветеранов-пограничников, когда Лященко пристыдил высоких чинов КГБ, прибывших на позиции в мае 1969г. без соответствующих знаков различия.

Шутка ли сказать — командовать Туркестанским военным округом, территорию которого сегодня занимают пять суверенных центральноазиатских государств со своими вооруженными силами. Только когда угроза со стороны Китая стала очевидной, округ был разделен на собственно Туркво и Среднеазиатский военный округ, включавший в себя Казахскую, Киргизскую и Таджикскую республики. Командовать новым формированием и защищать советско-китайскую границу было поручено Н.Г.Лященко.

Понять и по достоинству оценить это могут лишь те, кто волею судьбы и сам оказался в САВО в должности офицера для особых поручений командующего войсками округа. Поездка ли, встреча ли – повсюду приходится слышать, что и как было «при Лященко»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться 

Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram

Будем признательны читателям, которые подпишутся на обновления на наши каналы социальных сетях и поделятся заинтересовавшими материалами с друзьями.

НОВОСТНАЯ РАССЫЛКА

Если Вам понравился материал, то мы предлагаем Вам подписаться на новостную рассылку сайта, которая будет приходить раз в неделю.  Обещаем не спамить, присылать только интересные материалы. Отписаться можно в любой момент.

Комментарии 

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: