Сиротинин Николай Владимирович – он один воевал, как целая батарея

sirotinin - Сиротинин Николай Владимирович – он один воевал, как целая батарея

В истории Великой Отечественной войны есть пример, когда о подвиге нашего предка нам рассказал сам… враг. Из дневника немецкого офицера, найденном в 1942 году мы узнали о подвиге старшего сержанта Николая Владимировича Сиротинина, шагнувшего в бессмертие в далеком 1941-м. «Это был настоящий ад. Больше всего нас удивило то, что против нас бился один-единственный боец. Мы думали, что в нас стреляет целая артиллерийская батарея» — такую запись оставил немецкий танкист.

О Николае Владимировиче Сиротинине известно немного. Родился он 7 марта 1921 года в Орле. По рассказам его сестры Таисии Шестаковой, до войны Николай трудился в родном городе простым рабочим на заводе «Текмаш», где производили станки и запасные детали для текстильной промышленности. В 1940-м он был призван в ряды Красной армии. По некоторым данным, был легко ранен при авианалёте 22 июня 1941 года и уже через несколько дней после нападения Германии на СССР был зачислен наводчиком орудия в 6-ю стрелковую дивизию.

Летом 1941 года к белорусскому городку Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия — одна из 2-й танковой группы знаменитого Хайнца Гудериана. Части 13-й советской армии с боями отступали. 17 июля 1941 года командир зенитной батареи в составе 55-го стрелкового полка получил приказ задержать врага, чтобы наша армия успела закрепиться на новых позициях. Было принято решение оставить у моста через реку Добрость на 476-м километре шоссе Москва-Варшава одно орудие с расчётом из двух человек и боекомплектом в 60 снарядов. Добровольцем вызвался Николай Сиротинин, вторым номером расчёта остался сам командир батареи.

sirotinin nikolaj vladimirovich on odin voeval kak celaja batareja  212x300 - Сиротинин Николай Владимирович – он один воевал, как целая батарея

Рисунок сделан сослуживцем по памяти много лет спустя

На рассвете показалась колонна немецких танков. Позиция советского орудия оказалась выигрышной: во-первых, с этого места хорошо просматривались шоссе, речка и мост, а во-вторых, в густой ржи орудия не было видно. Первым был подбит вышедший на мост головной танк, затем — замыкающий колонну бронетранспортёр. Николай чётко знал, что для того, чтобы остановить колонну и создать пробку, необходимо подорвать головную и замыкающую машины, что он с успехом и сделал. Корректировавший огонь возле моста командир батареи получил ранение и, поскольку боевая задача была выполнена – немецкая колонна задержана, отошёл в сторону советских позиций. Сиротинин отказался уходить – оставалось много снарядов. Два танка, пытавшиеся стащить с моста подбитый, были уничтожены. Пошедший вброд бронетранспортер застрял и был также расстрелян Николаем Сиротининым. Фашисты остановили движение, и перешли к обороне. Они никак не могли определить, откуда ведется огонь. Пушка пряталась в высокой ржи, немцы стреляли наугад. Советский артиллерист продолжал бить в самую гущу застрявшей немецкой колонны. Гитлеровцы выслали в разведку автоматчиков-мотоциклистов. Они и определили позицию орудия, открыли по нему огонь. К тому моменту Сиротинин уже израсходовал почти весь боезапас. Для фашистов этот бой, длившийся два с половиной часа, стал настоящим адом. 11 танков и 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров недосчитались гитлеровцы после боя на берегу реки Добрость, где стоял в заслоне русский артиллерист Николай Сиротинин. Его позицию обнаружили, когда в запасе осталось всего три снаряда. От гитлеровцев поступило предложение сдаться, но в ответ они получили пальбу из карабина. Очередной немецкий снаряд взорвался возле самой пушки… Николай упал.

Когда враги приблизились к пушке, они не сразу поверили тому, что их сдерживал всего один советский воин. Они долго ходили вокруг орудия, считали пустые зарядные ящики и смотрели на заваленное своей техникой и трупами шоссе. Потрясённые бесстрашием русского артиллериста немцы сами похоронили героя. «Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости… Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?» — еще одна запись из дневника того же немецкого офицера. Эти слова обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике 17 июля 1941 года. Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.
Только в 1960 году сотрудники Центрального архива Советской армии разведали все подробности подвига. Николай Сиротинин был представлен к ордену Отечественной войны I степени посмертно. В 1961 году у шоссе возле деревни Сокольничи установили памятник. Надпись на памятнике гласит: «Здесь на рассвете 17 июля 1941 г. вступил в единоборство с колонной фашистских танков и в двухчасовом бою отбил все атаки врага старший сержант-артиллерист Николай Владимирович Сиротинин отдавший свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться 

Поделиться в vk
Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram

Будем признательны читателям, которые подпишутся на обновления на наши каналы социальных сетях и поделятся заинтересовавшими материалами с друзьями.

НОВОСТНАЯ РАССЫЛКА

Если Вам понравился материал, то мы предлагаем Вам подписаться на новостную рассылку сайта, которая будет приходить раз в неделю.  Обещаем не спамить, присылать только интересные материалы. Отписаться можно в любой момент.

Комментарии 

Войти с помощью: 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: